01:06 

Моя выкладка ББ Реверс СПН 2017

Steasi
Несу своё с реверса




Заявка № 30
Название: История начинается с шумеров
Артер: Steasi
Автор: Настёна:-)
Бета: Анонимный доброжелатель
Жанр: Колледж-АУ, юмор, романс
Пейринг/персонажи: J2
Категория: слеш
Рейтинг: PG-13
Размер: ~ 6000 слов
Саммари: Всё началось с урока истории
Примечание: Я знаю, что название принадлежит Сэмюэлу Крамеру, но эта история тоже начинается с шумеров.
От автора: Благодарность моему чудесному артеру за понимание, поддержку, терпение и чудесные арты. Очень рада была работать с тобой :squeeze:
От артера: Большое спасибо Настёна:-) за прекрасную историю и risowator за помощь, благодаря вам моя мечта стала реальностью.
Скачать в формате: .doc |.doc (с артами) |.pdf (с артами)


–… я только взял её за руку, а она как завопит на весь зал! – громким шепотом рассказывал Дженсен. Билли засмеялся в кулак. Сидящий впереди лохматый парень в очередной раз обернулся:
– Нельзя немножко потише? Люди здесь пытаются учиться!
– Мистер Падалеки, я вам не мешаю?
– Извините, мистер Пинс, этого больше не повториться, – парень метнул на Дженсена злобный взгляд. Билли хрюкнул от смеха и уткнулся в парту, прячась за широкой спиной парня.
– Какие мы нежные, – пробормотал он сквозь смех, – учиться пытаемся. Как будто здесь можно услышать что-то полезное!
Дженсен пихнул приятеля локтём в бок и шикнул на него. На историю древнего мира он записался из-за недобора гуманитарных часов и потому что профессор Пинс ставил зачёт по результатам посещаемости, и ему в голову не приходило, что кто-то может со всей серьёзностью относиться к предмету. За исключением самого профессора. Но горящий праведным гневом взгляд и алеющие щёки незнакомого парня с непроизносимой фамилией произвели неизгладимое впечатление. До конца лекции Дженсен гипнотизировал затылок парня, но тот так и не обернулся, а после подхватил рюкзак и стремительно вышел из кабинета.

В следующий раз они столкнулись во время обеда. Дженсен заметил знакомую лохматую макушку и просто хотел подойти и познакомиться, угостить стаканчиком кофе. Когда он подошел к парню, какой-то первокурсник толкнул его под локоть, кофе опрокинулся, по светлой рубашке парня стало расплываться мокрое пятно.
– Аккуратнее, – рявкнул Дженсен, обращаясь к первокурснику, но парень решил, что обращаются к нему.
– Сам смотри, куда прёшь!
– Полегче, Йети, – Дженсен примирительно поднял руки, – я…
Парень круто развернулся на каблуках и ушел.
– Вот и познакомились, – пробормотал под нос Дженсен. – Дурацкий кофе.


При всех своих внушительных габаритах парень-с-непроизносимой-фамилией оказался неуловимым. Дженсен высматривал его на занятиях и на переменах, но так и не смог найти. Оставалась последняя надежда – следующая лекция по истории.

При всех своих внушительных габаритах парень-с-непроизносимой-фамилией оказался неуловимым. Дженсен высматривал его на занятиях и на переменах, но так и не смог найти. Оставалась последняя надежда – следующая лекция по истории.
Обычно Дженсен не спешил в аудиторию, хоть и не опаздывал, в этот раз он пришел заранее, даже вспомнил, где сидел в прошлый раз в надежде, что и парень снова займёт место перед ним. Аудитория постепенно заполнялась студентами, рядом с Дженсеном плюхнулся Билли и хлопнул его по плечу, Дженсен не отрывал взгляда от входной двери, напряженно вглядываясь в студентов.
– Чувак, ты со мной? – Билли пихнул Дженсена локтём, привлекая внимание.
– Что? – Дженсен повернулся к приятелю. – Извини, повтори, пожалуйста.
– Да что с тобой? Ты всю неделю какой-то рассеянный. Не заболел?
– Всё нормально, – Дженсен взглянул на часы – до начала лекции оставалось две минуты. – Да где же…
Высокий парень словно материализовался прямо перед ними, бросил рюкзак на скамейку, обернулся, буркнул что-то себе под нос, подхватил рюкзак и ушел в другой конец аудитории.
– Эээ… – глубокомысленно протянул Дженсен. Такой реакции он точно не ожидал. – Билли, ты знаешь того парня?
– Длинного? Футболист вроде, если не ошибаюсь, ещё фамилия такая странная.
– Начнём, – раздался голос преподавателя. – В убейдское время наблюдается экономический подъем…
Дженсен улыбнулся. Сегодня он узнал хоть что-то о таинственном парне, интересующимся древними шумерами. Только бы Билл не ошибался!


– Дани, ты знаешь всех и всё про всех, – за обедом Дженсен подсел к подруге, поставив на её поднос баночку с диетической колой.
– Так говорят, – Данниль пожала плечами.
– Только ты сможешь мне помочь, – он сложил руки в умоляющем жесте. – Спасай.
– А что мне за это будет?
– Моя бесконечная благодарность? – Данниль накручивала рыжую прядь на палец и пристально смотрела на Дженсена, ожидая продолжения. – Я пойду с тобой на вечер караоке?
– Ладно, выкладывай.
– Есть один парень… футболист, – Дженсен замялся.
– Футболистов много.
– Высокий.
– Ты вообще видел нашу футбольную команду? Они все высокие. Как зовут?
– Вот это я и хочу у тебя узнать. Он такой, такой… – Дженсен неопределённо размахивал рукой в воздухе. – Вот он, – он увидел знакомую макушку и указал головой.
– А, это Джей! Привет, Джей! – Данниль приветливо помахала рукой.
Парень обернулся и улыбнулся, на щеках заиграли ямочки. Дженсен впервые увидел его улыбку, сразу захотелось улыбнуться в ответ. Или сделать так, чтобы этот парень – Джей – не переставал улыбаться. Он направился к их столику, на секунду Дженсен подумал, что сейчас сядет рядом и наконец-то можно будет познакомиться, но Джей обогнул их столик и сел напротив миниатюрной брюнетки.
– С кем это он сидит? – Дженсен сам удивлялся своей реакции и понимал, что не имеет никакого права ревновать, но иррациональная обида захлёстывала. Джей улыбался всем, только на Дженсена смотрел с презрением, или ещё хуже, просто не замечал.
– Это Женевьев, – Данниль слегка шлёпнула его по лбу. – Моя соседка, я вас знакомила!
– Точно, то-то она показалась мне знакомой. Его девушка?
– Подруга. Учились вместе в школе, вместе поступили, они скорее как брат с сестрой.
– Откуда ты это знаешь?
– Привет. Сам сказал, что я знаю всех и всё про всех, – самодовольно улыбнулась Данниль.
– Точно. Тогда расскажи мне об этом Джее.
– Джаред Падалеки. Играет в футбол, получает стипендию, но карьеру в профессиональном спорте строить не хочет. Играет хорошо, но тренер Бивер всё время говорит, что он может лучше и просто ленится. А Джей хочет стать учителем истории. Странная мечта. Подрабатывает в баре. Странно, что ты его не знаешь, мы же там часто бываем.
– Никогда не обращал внимания, – задумчиво протянул Дженсен и посмотрел на Джареда. Тот что-то рассказывал своей подруге, активно жестикулировал, смеялся, запрокидывая голову. Дженсен и сам удивлялся, как мог столько времени не замечать такого красавца.
– Дженсен, не смей! – Данниль хлопнула его по руке, возвращая в реальный мир.
– Что?
– Сам знаешь! Я тебе запрещаю! Джаред хороший мальчик, любит маму и свою младшую сестрёнку, упорно работал, чтобы учиться здесь, выбивается из сил, стараясь заработать и не висеть на шее у матери. Для тебя он просто занимательная игрушка, а он, кажется, даже не целовался никогда. Серьёзно, Дженсен, нет!
– Да я ничего не сделал ещё! – Дженсен выставил руки, как бы защищаясь от подруги.
– Вот и не делай. Я видела, как ты на него смотришь. Как кот на сметану!
– Дани! Я его не обижу, обещаю, – Дженсен проникновенно посмотрел в глаза подруге. – Кажется, всё серьёзно.
Данниль поджала губы и долго смотрела Дженсену в глаза, словно хотела увидеть будущее.
– Не заставляй меня жалеть, что я тебе рассказала о нём. Иначе… – она открыла баночку с колой и сделала глоток, обозначая окончание разговора. Дженсен кивнул и встал из-за столика.


Джаред никогда не замечал за собой склонности делать глупости. В школе занимался футболом, чтобы получить спортивную стипендию – у мамы не было денег на колледж, много читал, чтобы не прослыть тупым футболистом, не пробовал курить – для спорта нужны здоровые лёгкие, не употреблял алкоголь, предпочитая оставаться в ясном сознании и по возможности контролировать свою жизнь. Ему удавалось совмещать хорошие показатели в игре, учёбу и работу и был вполне доволен своей жизнью.
А потом его угораздило влюбиться в Дженсена Эклза, известного повесу. Он устраивал самые крутые вечеринки, Джаред несколько раз подрабатывал там и получал хорошие деньги, и каждый раз у Дженсена была новая пассия, но Джаред никогда не слышал, чтобы девушки плохо отзывались о нём.
Джаред понял, что попал, когда увидел Дженсена с парнем. Они сидели за его столиком и самозабвенно целовались, и Джаред вдруг представил, что это он сидит на месте незнакомого парня, что руки Дженсена притягивают его ближе.
– Какие хорошенькие! Давай столиками поменяемся? – Келли похлопала его по плечу, привлекая внимание.
– А, хорошо. Я на перерыв.
Джаред умылся холодной водой и вышел подышать. Пусть Дженсен играет за обе команды, на него самого он обращает не больше внимания, чем на мебель. Они из разных миров, и их миры никогда не пересекутся. Значит, надо попытаться выкинуть Дженсена из головы.

Чем сильнее Джаред старался не думать о Дженсене, тем хуже это получалось. Днём он пропадал в библиотеке или выкладывался на тренировках, чтобы не оставалось сил ни на что, но ночь за ночью во сне целовал пухлые губы, зарывался пальцами в светлые волосы, оглаживал крепкие плечи, а утром просыпался на мокрых простынях, как будто ему снова четырнадцать. Это раздражало и злило. Раньше Джаред просто не замечал Дженсена в колледже, теперь же он как будто был повсюду. Даже на лекциях казалось, что он слышит его голос. Какого же было удивление, когда он обернулся попросить болтать потише и действительно увидел Дженсена, сидящего позади себя. Джаред и не знал, что они вместе посещают этот курс. А мистер Пинс сделал ему замечание, будто это Джаред рассказывает про очередную подружку. Он со злостью посмотрел на Дженсена и весь обратился в слух. Болтовня сзади прекратилась, так что Джаред сосредоточился на древних шумерах.

Когда за обедом Дженсен вылил на него кофе, а потом ещё и обвинил в неуклюжести, Джаред с трудом сдержался, чтобы не ответить что-то резкое. Тренер ещё в первый день предупредил, что бузотеры в команде не задерживаются, а без стипендии Джаред не смог бы позволить себе обучение, так что пришлось сдержаться. И стараться держаться подальше от Дженсена. К счастью, кроме древней истории, совместных курсов больше не было. Увидев, что Дженсен занял его место, Джаред отсел в другой конец аудитории. Дженсен бросил на него странный взгляд, но от размышлений отвлёк вошедший профессор Пинс.
До конца семестра оставалось долгих два месяца, а летом Джаред уедет домой и там будет не до размышлений о Дженсене, оставалось потерпеть совсем чуть-чуть.


Джаред ненавидел вечера караоке, когда толпа студентов разной степени опьянения горланила песни мимо нот, так что зубы сводило. Он с тоской оглядывал полный зал и утешался мыслью о хороших чаевых, когда заметил Дженсена. Против обыкновения, он сидел за стойкой один, кажется, давно забыл про свой коктейль и смотрел куда-то в никуда, мама называла такой взгляд взглядом в вечность.



В баре было полно народу, все столики заняты, но вокруг Дженсена образовалась пустота, никто не решался подойти ближе и занять свободные стулья. Джаред смотрел и смотрел, не в силах отвести взгляд, не слыша шума толпы и грохота музыки. Он встряхнул головой, возвращаясь в реальность. Не хватало ещё и на работе схлопотать выговор за то, что пялился на посетителя вместо того, чтобы разносить напитки. Тут же вернулись звуки музыки и толкотня. Только Дженсен так и оставался в своём пузыре. Джаред отвернулся и чуть не налетел на Данниль.

– Привет, Джей. Ты случайно не видел… а, вот же он! – Данниль решительно направилась к Дженсену, хлопнула его по плечу и поцеловала в щёку. Джаред прикусил губу. Умница Данниль, капитан чирлидеров и третья по успеваемости на курсе, даже она не устояла перед Дженсеном. Он уже не первый раз видел их вместе. Что ж, может, Данниль и сможет удержать ветреного красавца, обычно новые отношения не длятся дольше недели. Не то чтобы Джаред следил, просто у него хорошая зрительная память.


Дженсен искал способ познакомиться с Джаредом. Попытался записаться на курс романской истории искусств, но профессор сказал приходить в следующем году, кто записывается на курс в конце семестра? Даже подумывал пробоваться в команду, но сам отмёл эту мысль – одно дело посещение тренажерного зала и пробежки по утрам для поддержания формы, какой футбол? И опять же, пресловутый конец учебного года, набор в команду будет только осенью, Дженсен не хотел столько ждать. Правда, пару раз он приходил на тренировки и сидел на трибуне, притворяясь, что смотрит за тренировкой девочек из группы поддержки, а вовсе не сверлит взглядом Джареда. Он даже почти решился подойти, но каждый раз Джаред стремительно менял направление, стоило ему приблизиться. В отчаянной попытке Дженсен организовал вечеринку в братстве, чтобы нанять Джареда и лишить его шанса улизнуть. Действовать пришлось обходными путями, но главное – Джаред согласился. Дженсен уже мысленно потирал руки, когда Стив сообщил, что Джаред не сможет – не успевает. Так что срочно пришлось искать замену. Эта охота стала утомлять. Что девушки, что парни всегда охотно шли с ним на контакт, найти компанию, чтобы приятно провести вечер никогда не было проблемой, стоило только улыбнуться и сделать пару комплиментов. Джаред не отвечал на улыбки и как будто вообще не замечал Дженсена. Хуже всего, что и переключиться на кого-то другого не получалось. На выходные он уехал в Нью–Йорк, устроил загул по барам. Официантки строили ему глазки, демонстрировали декольте, подсовывали ему номера телефонов на салфетках, Дженсен молча кивал и выбрасывал ненужные салфетки в ближайшую урну, не запоминая ни лиц, ни имён.

Кажется, в пятом или шестом по счёту баре к нему подсел парень, чем-то отдалённо напоминающий Джареда, угостил коктейлем, кажется, кто-то из друзей Джоша, Дуг, или Дон, Дженсен не расслышал, переспрашивать не стал. К тому моменту он уже изрядно надрался, так что вечер помнил урывками. Вот он жалуется этому Дону-Дугу, что понравившийся парень не обращает на него внимания, а потом они вдруг целуются в такси, и рубашка Дженсена оказалась наполовину расстёгнута. Последнее, что он запомнил – как они ввалились в какой-то мотель.

Солнечный свет бил в глаза, Дженсен с трудом оторвал гудящую голову от подушки и огляделся. Огромная двуспальная кровать, пошлые сердечки кругом, аляповатая лампа с амурчиком – кажется, он оказался в номере для новобрачных. Он прислушался к себе – ничто не указывало, что прошлую ночь он провёл не один. На всякий случай Дженсен откинул одеяло и увидел, что трусы всё ещё на нём. Облегчение нахлынуло одновременно с сожалением. Он ведь хотел развеяться, забыться, а в результате получил только похмелье. Дженсен принял контрастный душ и вызвал такси. Больше всего на свете хотелось вернуться в свою комнату в общежитии и отоспаться, но он не мог себе позволить пропустить лекцию по древней истории. Влетев в аудиторию с пятнадцатиминутным опозданием, он поймал осуждающий взгляд Джареда.
Дженсен разрешил себе ещё одну попытку. Он решительным шагом направился в женское общежитие. Если это не сработает – он сдастся.
Дверь открыла Женевьев.
– Дани, это к тебе, – она сделала шаг в сторону, пропуская Дженсена.
– Нет, вообще-то, я к тебе. Привет, Женевьев. Мне очень нужна твоя помощь.
Женевьев удивлённо взглянула на него:
– А что мне за это будет?


День выдался по–летнему тёплым и совершенно не располагающим к занятиям. К сожалению, преподаватели не обращали внимания на погоду и задавали по максимуму. Джареду даже пришлось отказаться от работы на вечеринке в Сигма–Альфа–Эпсилон. Он уже закончил доклад с презентацией по макроэкономике и конспект статьи по философии, осталось подготовиться к завтрашнему семинару по истории. Джаред пообещал себе, что это последний рывок, а вечером обязательно пойдёт в парк гулять, чтобы полученная информация улеглась в голове. Возле библиотеки его перехватила Женевьев.

– Прогуляемся?
– Семинар по истории, надо подготовиться.
– Пятнадцать минут, обещаю! – она заискивающе улыбнулась и, ненавязчиво приобняв его, развернула в сторону газона. Джаред заметил пристальный взгляд Дженсена и передёрнул плечами.
– Вот привязался, – пробурчал он.
– Кто?
– Да Эклз же. Странный он какой-то.
Женевьев устроилась под деревом и потянула Джареда за руку к себе.



– Кстати о Дженсене… Эклзе, – пояснила она, увидев озадаченное выражение на лице Джареда. – Он хороший парень, зря ты так.
– Да я-то что? Это он меня преследует, – Джаред надеялся, что Женевьев не увидит, как вспыхнули румянцем его щёки.
– Он просто хочет познакомиться поближе, понравился ты ему! А ты как зыркнешь, так у него запал весь и пропадает.
– Понравился, как же, – он опустил взгляд. – Просто ему нравится меня доставать. Облил меня кофе и даже не извинился! А он, между прочим, был горячим!
– Дженсен? – усмехнулась Женевьев. Джаред обиженно засопел. – Не дуйся, – она погладила его по руке. – Я понимаю, горячий кофе, твоя любимая рубашка… Может, он просто хотел увидеть тебя на конкурсе мокрых футболок, а ты там никогда не появляешься, так что пришлось импровизировать.
– Жен, не говори ерунду. Эклз даже не знает, как меня зовут, с чего бы…
– Зря ты так думаешь. Что, правда не замечаешь, как он на тебя смотрит? Даже на тренировки зачастил, а ни к кому из девочек так и не подкатывает. Страдает.
– Да видел я, как он страдает. Неприлично приходить на лекцию с сияющим засосом на шее! – Джаред даже прикрыл рот ладонью, он не собирался этого говорить, какое ему дело до засосов на шее Дженсена, пусть с кем хочет, с тем и развлекается. И в то же время хотелось продолжать разговор, услышать, что он тоже не безразличен Дженсену. И очень хотелось в это поверить.
– А, да это ерунда, – Женевьев махнула рукой и хихикнула.
Джаред подозрительно посмотрел на подругу.
– А ты откуда всё это знаешь?
– У меня есть глаза! Ну и Данниль – моя соседка.
– Вообще-то, я это знаю. И недавно видел их в баре – милая парочка. Страстная, наверное. Такие следы…
Женевьев потупила взгляд и слегка покраснела.
– Во-первых, они с Данниль просто друзья… В общем, он-меня–попросил-поговорить-с-тобой, – выпалила она на одном дыхании.
– Жен!
– Ну что? – она невинно похлопала ресницами. – Огромное ведро шоколадного мороженого с шоколадной крошкой! И поход в магазин за прокладками.
– Сурово, – хмыкнул Джаред.
– Они внезапно закончились.
– Фу, – он заткнул уши ладонями. – Ничего не хочу об этом знать! Половина мороженого моя!
– Замётано, – Женевьев легко поцеловала его в щёку и встала. – Мои пятнадцать минут закончились, можешь идти в библиотеку.

Женевьев ушла, а Джаред ещё долго смотрел ей в след, осмысливая сказанное. Всё, что он знал про Дженсена Эклза говорило о том, что это Очень Плохая Идея. И всё же очень хотелось поверить.

Джаред потряс головой, будто хотел вытрясти неприятные мысли, подхватил сумку и пошел в библиотеку. Привычная тишина не успокаивала и не помогала сосредоточиться. Он смотрел в книгу, но буквы разбегались, отказываясь складываться в слова, мысли путались. Джаред стукнулся головой о стол, заработал осуждающий взгляд библиотекаря, пробормотал извинения и вышел. Женевьев его в это втянула, теперь ей с этим и разбираться. Он решительно запихал вещи в сумку и отправился к подруге.


Сначала Дженсен решил, что легко отделался. Ещё один вечер караоке или что-то подобное ему он бы точно не перенёс, а один поход в супермаркет, даже за женскими прокладками – не самое страшное испытание.
Взяв ведро мороженого, он отправился в хозяйственный отдел и застыл. Кто же знал, что этих самых прокладок такое великое множество. И как девушки во всём этом разбираются? Дженсен с потерянным видом ходил вдоль полок и пытался вспомнить все наставления Женевьев. Тогда он воспринимал это как издевательство, сейчас понимал, что прошляпил все ценные указания.
Осознав, что самостоятельно с этим заданием не справиться, Дженсен достал телефон. Данниль не отвечала ни на звонки, ни на смс, номера Женевьев у него не было. Он ещё раз прошелся вдоль стеллажей, а потом покидал в корзину несколько разных пачек, желая побыстрее смыться, а то уже начинал привлекать ненужное внимание.
Подходя к кассе, Дженсен напряженно оглядывался, краснел, бледнел, но кассир не выразила никакого удивления. И тут удача отвернулась от него. Дженсен достал кредитку, чтобы расплатиться и увидел Тома и Майкла, старшекурсников, знакомых по братству. Хуже всего, что они тоже его заметили и даже подошли поздороваться.
– Дженсен, – протянул Майк, разглядывая покупки. – Я что–то о тебе не знаю?
Дженсен нервно рассмеялся.
– Да подруга попросила, – промямлил он.
– Дани? Да, ей невозможно отказать. На всякий случай возьми ещё шоколадку, пригодится! – Том хлопнул его по плечу.
Дженсен решил прислушаться к совету, шоколадка лишней не бывает. И в следующий раз он хорошо подумает, прежде чем пообещать всё, что угодно.


– Я всё принёс, – Дженсен протянул свёрток Женевьев.
– Проходи, – она открыла дверь пошире и отступила. – Поговорим.
Дженсен устроился на диване и смотрел, как Женевьев меряет шагами комнату. Пауза затягивалась, хотелось брякнуть какую-нибудь глупость, лишь бы нарушить тишину.
– Я выполнила твою просьбу, – наконец начала она и снова замолчала.
– Дальше следует «но»?
– Следует, – согласилась Женевьев. – Дженсен, Джаред – мой друг, и как хороший друг – я не уверена в том, что мне следует делать: то ли подтолкнуть его в нужном направлении, то ли попросить тебя отстать от него…
– Да что вы из меня какого-то монстра делаете, который питается невинными мальчиками? – Дженсен всплеснул руками.
– Не кипятись, – осадила его Женевьев. – Джаред обещал подумать. Ты тоже подумай, зачем он тебе.
– Нужен, – Дженсен упрямо выпятил подбородок.
– Тогда докажи. Засосы на шее говорят не в твою пользу.
– Ну, я же объяснил тебе…
– Мне. А надо рассказать об этом Джареду, – Женевьев присела рядом и успокаивающим жестом погладила Дженсена по руке.
– Как? Он же избегает меня.
– Придётся запастись терпением. Если Джаред решит, что ему это нужно, ты об этом узнаешь. Если нет – извини. Он очень упрямый.

Беседу прервал стук в дверь. На пороге мялся мрачный Джаред.
– Между прочим, я должен готовиться к семинару по истории, – с порога заявил он.
– Ты перепутал женское общежитие и библиотеку? – Женевьев приподняла бровь.
– Я не могу сосредоточиться! – Джаред решительно вошел в комнату и застыл, глядя на Дженсена. – Зайду в другой раз, – он развернулся, но Женевьев захлопнула дверь перед ним.
– Не хочу играть роль испорченного телефона. Вы оба здесь, оба хотите поговорить – говорите. И не надо испепелять меня взглядом, не поможет. И нет, щенячьи глазки на меня тоже давно не действуют.
– Я хотел поговорить с тобой, а не с ним, – обиженно пробормотал Джаред.
– Мироздание намекает, – Женевьев поднялась на цыпочки и обняла его за шею. – Не буду вам мешать, вернусь через час. Надеюсь, мебель останется цела, – она выскользнула из комнаты и закрыла дверь на ключ.


– Как-то двусмысленно прозвучало про мебель, не находишь? – Дженсен нарушил молчание. Джаред не обращал на него внимания и продолжал дёргать ручку. – Не думаю, что это поможет.
– Что ты здесь вообще делаешь? – Джаред отошел от двери и сел в противоположный угол дивана.
– То же, что и ты. Хотел поговорить с Женевьев. Но так даже лучше, теперь я могу поговорить с тобой напрямую.
– О чём, Дженсен? О чём ты хочешь со мной поговорить?
– Так ты знаешь моё имя?
– Кто же не знает Дженсена Эклза.
– Кажется, репутация в этот раз работает против меня, – задумчиво пробормотал Дженсен и замолчал. Джаред увлечённо изучал свои ногти.
– Не знаю, что тебе рассказали, – Дженсен ещё раз попытался завязать разговор, – уверен, слухи сильно преувеличены.
– Ты не лучший любовник, о ночи с которым мечтает каждая? – с преувеличенным изумлением спросил Джаред. Дженсен рассмеялся.
– Даже не знаю, что тебе на это ответить. Ты мне нравишься, я хочу узнать тебя. И, раз нам всё равно сидеть тут, – он взглянул на часы, – ещё пятьдесят минут, предлагаю познакомиться. Привет, меня зовут Дженсен, – Дженсен протянул руку. Джаред посмотрел на него как на идиота, но руку пожал.
– Очень приятно, Джаред.
– Значит, ты интересуешься историей?

Дженсен мысленно обругал себя за дурацкий вопрос, но против ожидания Джаред начал рассказывать про учителя в старшей школе, который заставил влюбиться в предмет, так что он захотел тоже стать учителем. Дженсен заворожено слушал. Нет, ему тоже нравилась старшая школа: первая машина, гаражная рок-группа, компания друзей. В шестнадцать он понял, что ему одинаково нравятся и девушки, и парни, когда барабанщик после репетиции прижал его к стене и поцеловал, а Дженсен возбудился. И хотя он входил в первую десятку по успеваемости, учёба никогда не была главным в жизни. Джаред же рассказывал так, как будто за пределами школы жизни нет. Но почему-то это было интересно.

– Я знаю, что это может показаться странным, тренер чуть не пальцем у виска крутит, но я не вижу своего будущего в футболе, – смущённо закончил Джаред. – Не утомил тебя своими россказнями?
– Нет, наоборот. Я думаю, это здорово, – пожал плечами Дженсен. – Ты знаешь, чего хочешь и идёшь к цели. Я вот совершенно не представляю, куда податься после колледжа, – он поймал удивлённый взгляд Джареда. – Что?
– Ну… Ты же Дженсен Эклз, перед тобой открыты все двери…
Дженсен поморщился, как от зубной боли.
– Не напоминай. Отец видит меня своим приемником, но вот я совершенно не вижу себя во главе страховой фирмы. Впрочем, мне не привыкать разочаровывать отца. Хотя он всё ещё надеется женить меня на правильной девушке.
Джаред вскинулся и смерил Дженсена тяжелым взглядом.
– А я, значит, очередное доказательство отцу, как он в тебе ошибается?
– Нет, Джаред, конечно нет! Я… в прошлом было всякое, и слухи не появляются из ниоткуда, и всё-таки они сильно преувеличены. У меня не было серьёзных отношений, но никто из моих партнёров и не претендовал на это. С тобой всё иначе. Ты мне правда нравишься, очень нравишься, – говорил Дженсен запальчиво, как будто опасался, что Джаред внезапно исчезнет и второго шанса у него не будет. – С той самой дурацкой лекции, когда тебе влетело из-за меня, пусть и с опозданием, но я прошу прощения за это. Это прозвучит пафосно, но с тех пор, как ты появился в моей жизни, у меня никого не было.
– Ты прав, чувак, звучит ужасно пафосно. И я видел тебя с Данниль…
Дженсен рассмеялся.
– На вечере караоке? Это расплата за информацию о тебе. Ты же чертов ниндзя, – он слегка стукнул Джареда кулаком в плечо, – с твоими габаритами умеешь становиться невидимым и неуловимым.
Джаред всё ещё смотрел немного подозрительно, но расслабился и улыбнулся краешком губ.

Дверь открылась, в комнату вошла Данниль, закрыв глаза рукой.
– Я ничему не помешала?
У Джареда заалели щёки, и Дженсен подумал, что это очень мило.
– Интересно, чему ты надеялась помешать.
– Ну… – она опустила хитро поблескивающие глаза. – Жен сказала, что оставила вас здесь выяснить отношения… А у меня богатая фантазия.
Джаред покраснел ещё сильнее, хотя, казалось, это уже невозможно, спрятал лицо в ладонях и рассмеялся, покачав головой. Дженсен погладил его по плечу, успокаивая.
– Нет, мы просто разговаривали, – ответил Джаред. – И мне уже пора.
– Но час ещё не прошел.
– Вообще-то, прошел, – кивнула Данниль.
– А мне, правда, нужно готовиться к семинару. Прости, – Джаред поднялся с дивана и направился к выходу.
– Но мы же ещё увидимся? – Дженсен надеялся, что никто не услышат умоляющих ноток в его голосе.
– В воскресенье. В два, возле библиотеки.
Дженсен вздохнул. До воскресенья оставались долгие три дня.


Джаред ждал у библиотеки, и Дженсен позволил себе пару минут полюбоваться им: он стоял, закрыв глаза и подставив лицо солнцу, и улыбался чему-то. Он подошел и слегка хлопнул его по плечу.
– Просыпайся, нам пора.
– Куда? – Джаред открыл глаза.
– Пираты Карибского моря, чувак! Нас ждёт Джек Воробей!
– Капитан Джек Воробей, – поправил Джаред, и оба рассмеялись.
– А ты не мог выбрать кинотеатр поближе? – в машине Джаред успел задремать, и, когда Дженсен разбудил его, приехав в Нью–Йорк, он был слегка не в духе. Выбравшись из машины, Джаред потянулся, футболка задралась, обнажив незагорелую полоску кожи над джинсами. Дженсен сглотнул вязкую слюну.
– Ну… я хотел показать тебе Нью–Йорк.
– Вообще-то, я из Куинса, – Джаред закатил глаза.
– Ой… Тогда, я хотел посмотреть Нью–Йорк с тобой.

Дженсен специально забронировал места в последнем ряду, но действие на экране увлекло и его. Джаред так задорно смеялся, запрокидывая голову и хлопая себя по коленям, что трудно было не последовать его примеру. После четвёртого фильма Дженсен ничего хорошего не ждал от пятого, но, кажется, понравилось обоим.
На улице начинало темнеть, но возвращаться в кампус не хотелось, дневная жара спала, после душного зала хотелось ещё немного побыть на свежем воздухе.
– Прогуляемся? – словно прочтя его мысли, предложил Джаред.
– Конечно.

В уютном молчании они вышли на набережную возле Бруклинского моста. Вечерние огни отражались в Ист–Ривер, так что вода отливала золотом. Джаред подошел к ограждению и остановился.
– Никогда не надоедает этот вид, – задумчиво произнёс Джаред. – Ночью особенно красиво. Дженсен молча нашел руку Джареда и переплёл пальцы. Джаред на пару секунд напрягся, а потом вдруг притянул к себе Дженсена и поцеловал. Было непривычно, что партнёр выше, сперва Дженсен не знал, куда деть руки, но когда Джаред попытался отстраниться, он притянул его за талию и привстал на цыпочки.

Дженсен не помнил, как они возвращались в кампус, но точно это случилось слишком быстро. Он смотрел, как Джаред поднимается по лестнице и улыбался. Вечер определённо удался.


Было странно встречаться с кем-то, встречаться в перерывах между занятиями, вместе обедать, держаться за руки, целоваться. Для Дженсена поцелуи всегда были прелюдией к дальнейшему, с Джаредом он вдруг понял, что ему нравится просто целоваться. Хотя хотелось и всего остального. Как назло, им постоянно что-то мешало. То в комнату ввалился сосед Дженсена, когда они собирались готовить доклад по истории, а вместо этого увлеченно целовались на кровати и Дженсен уже расстёгивал ремень на джинсах Джареда. Джаред тогда быстро привёл себя в порядок и сбежал в библиотеку – заниматься. Дженсену пришлось последовать его примеру, но пока Джаред увлеченно копался в книгах, он нудел, что в комнате заниматься было бы удобнее, и сосед уже не вернётся, и они могут закрыть дверь, тогда им никто не помешает. У Джареда алели щёки и уши, но он упорно продолжал читать.
В другой раз Дженсен дожидался Джареда после тренировки, остальные игроки уже ушли в раздевалку, а Джареда задержал тренер, Дженсен уже фантазировал, что можно сделать в пустых душевых и раздевалке, но стоило Джареду снять футболку, как в шкафчике заиграл телефон. «Мама», – одними губами сказал он. Дженсен понимающе кивнул. Мама – это надолго. Когда Джаред закончил разговор, в раздевалку ввалились ребята из команды по лакроссу.

Джаред с философским спокойствием относился к их неудачам и только улыбался, глядя на ворчание Дженсена. А Дженсен злился на затянувшийся период воздержания, на Джареда, который не понимает его страданий, на мироздание в целом и на самого себя. Раньше если не получалось с кем-то, он просто находил кого-то другого, просто секс без обязательств. Сейчас не хотелось никого другого, даже чтобы просто спустить пар.


Профессор Пинс заболел, вместо лекции по истории образовалось окно. Студенты гурьбой высыпали во двор, радуясь внеплановому отдыху. Джаред направился в библиотеку, но Дженсен перехватил его по пути.
– Пойдём, – он для верности потянул его за руку.
– Куда? Мне надо заниматься! – сопротивлялся Джаред.
– У тебя всё по расписанию, библиотека тоже, а сейчас окно, поэтому пойдём со мной. Ну, пожалуйста!
Джаред тяжело вздохнул, с тоской посмотрел на окна библиотеки и сдался.

Дженсен привёл его в парк Нью–Хэйвена, совершенно пустому в этот час. Под раскидистым вязом лежал плед, придавленный объемной корзиной.
– Вообще-то я планировал это на воскресенье, но сегодня даже лучше. В выходные здесь слишком людно.
– В воскресенье бы и не получилось, – Джаред устроился на пледе. – У меня игра.
– Почему ты не говорил?
– Не думал, что тебе интересно, – пожал плечами Джаред. Дженсен отвесил ему шутливый подзатыльник.
– Мне интересно! Я приду посмотреть.
Джаред улыбнулся и легко поцеловал Дженсена. Дженсен положил голову Джареду на колени.
– Тебе удобно? – голос Джареда звучал возмущённо, но пальцы уже зарылись в короткие волосы и мягко почёсывали затылок.
– Очень, – Дженсен потёрся головой о колени.
– Котяра.
Дженсен подавил желание мурлыкнуть.
– Так странно, никогда не видел, чтобы в парке не было людей. Как будто мы остались одни в мире. Единственный вопрос: когда ты успел всё организовать? У тебя есть хроноворот или волшебная сумочка Гермионы?
– Никогда бы не подумал, что ты увлекаешься Гарри Поттером. Нет, в наше время двадцать баксов способны творить чудеса. Кстати, – Дженсен многозначительно подвигал бровями. – Наконец-то нам никто не мешает…
Джаред нахмурился, задумавшись, а потом скривился.
– Нет. Нет, мы не будем заниматься сексом в общественном месте!
– Да здесь же всё равно никого нет, сам же сказал, – продолжал гнуть свою линию Дженсен.
– Нет, – Джаред попытался встать, но Дженсен удержал его.
– Ладно, ладно, нужно же было попробовать.
Джаред устало вздохнул и с нарочитым интересом потянулся к корзине, но Дженсен успел заметить у него внушительный бугор в районе ширинки.

Дженсен никогда не причислял себя к викторианским барышням, падающим в обморок от любого волнения, но одно дело смотреть, как двадцать два здоровенных парня пихают друг друга, сталкиваясь лбами, и совсем другое – знать, что посреди этой кучи малы его Джаред. Дженсен даже несколько раз закрывал глаза, и только по гулу трибун догадывался, что происходит на поле. И про себя тихо радовался, что Джаред решил не связывать свою дальнейшую жизнь с футболом. Мелькнула мысль, не рано ли он задумывается про будущее, но Дженсен отогнал её.

Игра завершилась победой Бульдогов, команда устроила коллективные объятия, а Дженсен уже спускался к раздевалкам.
– Мы выиграли! – Джаред шмыгал разбитым носом и запрокидывал голову, но весь светился от радости.
– Тебе надо в медпункт!
– Нет, не надо! – Джаред потянул Дженсена в сторону общежития. – Мне надо кое-что совсем другое!
Дженсен послушно плёлся следом, отстранённо наблюдал, как Джаред закрыл дверь, стянул футболку и скрылся за дверью ванной.
– Ты собираешься принимать душ в одежде? – выглянул Джаред. Второго приглашения Дженсену не потребовалось. Быстро скинув с себя одежду, он присоединился к Джареду и, наконец, ощупал его нос.


Лёжа в кровати, Дженсен пальцем рисовал узоры у Джареда на груди и слушал равномерный стук сердца. То ли Джаред оказался из тех парней, что после оргазма сразу засыпают, то ли просто вымотался за время игры и поэтому моментально отрубился. Почему-то это казалось ужасно милым. Хотелось сделать что-нибудь пафосно-сопливое, Дженсен нарисовал сердечко и почувствовал вибрацию – Джаред смеялся.
– С добрым утром, спящая красавица! – Дженсен смутился, но постарался не подавать виду.
– Который час? – Джаред потянулся за телефоном. – Так, в библиотеку уже поздно, как на счёт следующего раунда?


Утром Дженсен проснулся один и не сразу сообразил, где находится. В теле ощущалась приятная истома после бурно проведённого вечера, плавно перешедшего в ночь. Валяться в чужой постели было странно, он полежал ещё несколько минут в надежде, что Джаред вышел в туалет или за кофе и сейчас вернётся, но так и не дождался. Выглядывая в толпе знакомую фигуру, Дженсен испытывал чувство дежавю – пару месяцев назад он точно так же высматривал Джареда, и так же безуспешно. Только в этот раз он знал, где может скрываться неуловимый ниндзя. Прихватив большой стакан карамельного латте, Дженсен отправился в библиотеку.

Джаред сидел за дальним столом и, кажется, вообще не заметил появления Дженсена, пока тот не сел рядом и не погладил его по бедру.
– Не надо так делать, пожалуйста, – ровным голосом сказал он, не поднимая головы от книги.
– А поцеловать тебя можно? – прошептал Дженсен на ухо. Джаред наконец поднял взгляд и осуждающе посмотрел на Дженсена.
– Не здесь. О, кофе! – наконец-то улыбнулся он, подхватил стакан и вышел. Ничего не понимающий Дженсен последовал за ним. Джаред устроился прямо на ступеньках. – Через неделю начинаются экзамены, – он говорил, глядя куда-то мимо Дженсена. – Надо готовиться.
– Предлагаешь вместе?
– Не совсем, – Джаред замялся. – Я-думаю-что-нам-пока-не-следует-видеться.
Дженсен поперхнулся кофе.
– Это только на время экзаменов. И подготовки, – он сложил бровки домиком и смотрел из-под свисающей на глаза чёлки. Если бы Дженсен не был так зол, он бы умилился. – Я не могу сосредоточиться на учёбе, когда ты рядом! Извини, мне пора, – он одним глотком допил кофе и вернулся обратно в библиотеку. А Дженсен стоял и пытался осмыслить: это его так деликатно послали или сделали комплимент? Он понимал, что Джаред прав и надо вплотную заняться учёбой, но трудно было представить время без него. Дженсен усмехнулся – когда он успел так измениться?

Первый день Дженсен поминутно тянулся к телефону, ведь Джаред просил не видеться, а про запрет на сообщения не было, но отбросил эту мысль и погрузился в учебники. К концу третьего дня ему казалось, что голова просто лопнет, если он прочитает ещё хотя бы одну строчку. Дженсен откинулся на кровати и закрыл глаза.

Рядом завибрировал телефон, на экране светилось сообщение от Джареда: «Пытаюсь читать про Гражданскую войну, мечтаю тебя поцеловать»
«Куда именно ;)» – набрал Дженсен в ответ.
«Для начала в губы, потом в шею, справа под челюстью, у тебя там чувствительное местечко. Между ключицами, дальше вниз…»
Дженсен погладил себя сквозь ставшие вдруг очень тесными джинсы.
«И почему ты остановился на самом интересном месте? Продолжай!»
«Не могу думать, кровь от мозга отхлынула )))»
Ответ Дженсен набирал уже на ходу: «серьёзная проблема, тебе явно нужна дружеская рука». «И не только», – добавил он мысленно.

До комнаты Джареда он добрался в рекордные сроки и радовался, что не встретил никого из друзей, а то было бы сложно объяснить, почему он бегает со стояком по общежитию. Дверь открыл сосед Джареда – щуплый очкарик, вроде бы, Дэн.
– Дам… – Дженсен пошарил в кармане, – пятьдесят баксов, если ты сейчас же уйдёшь и не появишься здесь в ближайшие пару часов.
– Меня уже нет, – парень забрал деньги и вышел.
– Кто там, Дэн? – Джаред сидел на кровати и гипнотизировал телефон.
– Скорая сексуальная помощь, – Дженсен устроился рядом и сразу притянул Джареда для поцелуя. – Я соскучился, – прошептал в губы, а пальцы уже нащупывали пуговицу на джинсах.


Джаред снял мораторий на встречи, но во время экзаменов всё равно ни на что не хватало времени, разве что выпить кофе по утрам и пожелание спокойной ночи по вечерам. Но когда-нибудь заканчиваются всё, даже экзамены. Дженсен вышел из аудитории и посмотрел в телефон: Джаред уже закончил и ждал его на скамейке возле тележки с кофе.
– Мы официально четверокурсники! – Дженсен победно вскинул кулак.
– Да, можно собирать вещи.
– Нет, вещи будем собирать завтра. А сегодня праздновать!

В конце каждого учебного года в младшей и средней школе родители водили Дженсена в парк аттракционов – снять стресс, как объясняла мама, поорать на Русских горках, посмотреть на прошедший год с высоты колеса обозрения, наесться сладкой ваты и мороженого, подготовиться к плодотворным каникулам. В старшей школе родителей заменили друзья, а сладкую вату и мороженое – пицца. А вот в колледже, как ни странно, на аттракционы позвать было некого и Дженсену не хватало этого завершающего аккорда.

Подходя к парку аттракционов, Дженсен немного опасался, что Джаред посмеётся над ним или скажет, что уже слишком взрослый для детских забав, но, увидев его сияющие глаза, успокоился. И даже, смущаясь, рассказал про семейную традицию. Джаред поцеловал его и потащил в сторону касс.
– Сначала русские горки или колесо обозрения? – уточнил он.

Накатавшись на аттракционах и наоравшись вволю, они ввалились в кафе. Джаред всю дорогу улыбался, дурачился, обнимал Дженсена или пытался пощекотать, но стоило сесть за столик, он вдруг затих и как-то погрустнел, как будто внутри выключили лампочку. Он уткнулся Дженсену в плечо и что-то неразборчиво пробормотал.
– Что? – Дженсен пристально посмотрел ему в глаза.
– Мне будет этого не хватать, – тихо повторил Джаред, пряча взгляд.
– Что?.. Почему? Джаред, посмотри на меня, пожалуйста. Что за глупые мысли вертятся в твоей умной голове? Мы наконец-то закончили учёбу, впереди всё лето, и ты уже не сможешь сбегать от меня в библиотеку!
У Джареда вспыхнули щёки и почему-то уши, он улыбнулся своей знаменитой улыбкой с ямочками и крепко обнял Дженсена, спрятав лицо в изгибе шеи.
– Если ты продолжишь в том же духе, нам придётся осквернить местный туалет, – прошептал Дженсен ему на ухо.
– Заманчиво, – рассмеялся Джаред и отстранился. – Но лучше не надо. Пойду помою руки.

Дженсен листал ленту в фейсбуке, когда его отвлекли:
– Привет. Сегодня не напиваешься в одиночестве? – напротив столика стоял Дуг, или Дон, Дженсен опять не мог вспомнить его имя и совершенно не был рад видеть. – Выглядишь довольным, трахнул своего неуловимого Джареда?
– Не твоё дело, – буркнул Дженсен, всем видом показывая, что не желает продолжения разговора.
– Вот как, не моё дело, – протянул парень. – А когда заливал пьяными слезами мою рубашку, было моё!
– Сам сказал, я был пьян, – Дженсен пожал плечами. Он вообще плохо помнил тот вечер.
– Что за шум, а драки нет? – Джаред переводил недоуменный взгляд с Дженсена на Дуга-Дона и обратно.
– Дон уже уходит.
– Дуг, – он протянул Джареду руку.
– Джаред.
– Тот самый Джаред… Да не сверли меня таким взглядом, ухожу я, ухожу.
– Твой поклонник? – Джаред шутливо пихнул Дженсена локтём в бок. Что? Он же раздевал тебя глазами, а у тебя чуть пар из ушей не шел. О, пиццу принесли.
Дженсен ещё никогда так не радовался еде.

В такси Джаред снова завёл разговор:

– Значит, «тот самый Джаред?»
Дженсен вздохнул. Кажется, трудного разговора избежать не получится.
– Понимаешь, Дон…
– Дуг, – поправил Джаред.
– Да не важно. В общем… Тогда мы ещё не были знакомы, вернее, я пытался подкатить к тебе, а ты исчезал, как Копперфилд, при моём появлении. Это ужасно…
– Бесило? – рассмеялся Джаред.
– Раздражало, у меня никогда не было сложностей с тем, чтобы познакомиться с понравившимся человеком, а ты окидывал презрительным взглядом или вовсе не замечал. В какой-то момент я… захотел отвлечься. Тогда ко мне и подкатил Дон. И, кажется, я наговорил ему лишнего.
– Что хочешь меня трахнуть.
– Наверное. Не помню. Понимаешь, по началу да, тебя хотелось трахнуть, сбить эту спесь и надменность, но где-то в процессе я понял, что влюбился.
– Влюбился? – Джаред довольно улыбнулся.
– Да, – притворно вздохнул Дженсен. – Ты даже не представляешь, на что пришлось пойти, чтобы встретиться с тобой. Но теперь никуда не отпущу, так и знай! – Дженсен уютно устроился на плече Джареда и закрыл глаза. Джаред осторожно обнял его и нежно поцеловал в висок.
– Как будто я куда-то собираюсь.

Салон заполнили звуки Et si tu n'existais pas, они взглянули друг на друга и рассмеялись.

Конец.







@темы: Мои коллажи, Моё оформление к фанфикшену, Моё, Дженсен Эклз, Джаред Падалеки, SPN Reverse-2017, Мои манипы

URL
Комментарии
2017-08-12 в 08:28 

Zootexnik
Быть как все - это болезнь. Быть "одним из" - это приговор. Быть другим - умение. А быть собой - это дар...
так нравится как ты его украсила :inlove:

2017-08-12 в 12:02 

Steasi
Zootexnik, Спасибо :squeeze:
Сама не знаю откуда у меня эти кружочки боке выплыли. Но я именно вот так их увидела, и захотелось попробовать сделать))

URL
     

Вдохновение

главная