22:04 

Steasi
Cпасибо большое моему автору Ксюше, которая написала такую замечательную историю про двух молоденьких чудесных Джеев :heart::heart::heart: Я прониклась к ним большой любовью. Прекрасный омегаверс получился :) Лапки потрясные :))
Отдельное спасибо бетам Оле и Жене :squeeze::squeeze::squeeze: Я так рада, что с вами со всеми познакомилась на Реверсе :) Это ещё одна наша совместная командная работа.

Название: Когда природа не торопится
Автор: ksusha-sha
Артер: Steasi
Бета: Longways и mahune
Размер: мини (~3970 слов)
Пейринг/Персонажи: J2
Категория: слэш, АУ
Жанр: омегаверс, романс
Рейтинг: PG-13
Дисклаймер: Американская мечта для всех. Бесплатно!
Саммари: Дженсен и Джаред ждут появления своих малышей, но у природы свои планы
Предупреждение: омегаверс, мпрег, Дженсен, который рожает волчат… вам мало?
Примечание: J2-AU Фест 2015 ссылка

Скачать .doc
Скачать .docx
Скачать .pdf




— Дженсен, сколько я еще буду подбирать за тобой каждую оставленную вещь? — Джаред вытащил из пасти Херли белый кроссовок и закинул его на обувную полку.
— До того самого дня, пока твои дети не покинут мой живот, — огрызнулся Дженсен из кухни, где уже около получаса стоял аппетитный запах жареного бекона. Ничего необычного, просто Дженсену захотелось яичницы в полвторого ночи. Джаред вздохнул и, подойдя к столу, уселся на один из аккуратно выстроенных в ряд барных стульев.
— Снова не спится?
— Я просто хочу есть. Честное слово, я и так уже похож на перегулявшую самку пингвина, а в последний месяц еще и ем за двоих. И самое главное, этот голод невозможно утолить. Словно кто-то манипулирует мной, направляя мое тело к холодильнику.
Джаред усмехнулся, сдержав замечание о том, что на самом деле Дженсену приходится есть не за двоих, а за четверых — за себя и за троих малышей, которые уже со дня на день должны будут появиться на свет. Вместо этого он придвинул поближе тарелку с сухофруктами, которыми омега в последнее время заедал практически любую пищу. Как и ожидалось, Дженсен тут же подхватил из мисочки несколько рыжих полосок манго и закинул их в рот.
— Боже, я никогда к этому не привыкну. Дженсен! Бекон и манго!
— Захлопнись. Вот когда ты будешь вынашивать моих детей, тогда и будет разговор.
Джаред покачал головой, но спорить не стал. В конце концов, Эклз прав — это ведь на его долю выпало такое непростое испытание.
— А в общем как себя чувствуешь? Желание обернуться? — затаив дыхание, спросил Джаред. Он как раз недавно закончил читать главу в пособии, где говорилось о поведении омеги перед родами. Если верить написанному, то Дженсен должен был со дня на день обратиться, чтобы в волчьем обличии произвести на свет малышей.
— Нет, — помрачнел Дженсен и тяжело вздохнул. — Я начинаю подозревать, что в моем случае все как всегда пойдет наперекосяк. Или… или я останусь беременным на всю жизнь!
— Не говори глупости!
— А что? Ты разве не помнишь? Все с самого начала пошло не так, как мы планировали! Я хотел закончить колледж! Но пришел ты, достал свой чертов узел и сделал меня жалкой версией домохозяйки!
Джаред пропустил оскорбление мимо ушей и покачал головой:
— Во-первых, я точно так же отстаю по программе колледжа. А во-вторых, ничего я не доставал! Ты впал в течку, едва меня увидев! Ну, что я мог поделать?
— Отвести меня домой и укрыть одеялом? — Дженсен саркастически приподнял бровь, что выглядело жутко нелепо в сочетании с полным бекона ртом.
— Я и накрыл. Нас обоих, — широко улыбнулся Джаред. — Перестань психовать! Мы все нагоним. Даже родители нас поддерживают! Вон, видишь, оставили в нашем распоряжении дом. Значит доверяют.
— Как будто у них был выбор, — фыркнул Дженсен. — Дедушка сломал ногу, и ему помощь родителей была просто необходима, в отличие от нас.




Закончив с едой, омега подхватил тарелку и слез со стула. Джаред невольно проследил глазами за его движениями. Живот Дженсена был не таким большим, как если бы там было трое малышей в человеческом обличии, что позволяло ему свободнее двигаться.
— Пошли спать, иначе я вырублюсь прямо на лестнице, — Дженсен оставил посуду в раковине и, не оглядываясь, начал подниматься на второй этаж, в свою комнату. Джаред щелкнул выключателем, гася свет, и последовал за омегой, зная, что буквально через два часа они снова оба окажутся на кухне, потому что у Дженсена опять произойдет несанкционированный приступ голода, а он, как альфа, просто не сможет отступить от своей беременной пары ни на шаг. Впрочем, как и в любой день с момента, когда они узнали о том, что станут родителями.
Забравшись под одеяло, Дженсен завозился, устраиваясь поудобнее, и, наконец, закинув на Джареда ногу, прошептал:
— Знаешь, я уже безумно хочу, чтобы что-нибудь произошло…
Джаред сочувственно погладил омегу по плечу, мечтая найти в себе слова, которые могли бы его подбодрить. Дженсен уже на несколько недель переходил срок, и бурлящее нетерпение медленно, но верно начинало сменяться досадой.
— Скоро. Просто потерпи. Они поймут, когда будут готовы познакомиться с нами. Еще будешь скучать по дням, не наполненным визгами и клочками шерсти.
— Джаред!
— Что? Мама говорила, что отец не успевал менять мешки в пылесосе. У щенков очень быстро растет и меняется подшерсток. А учитывая то, что они целых полгода не смогут обратиться, нужно быть готовым к жертвам! Я, между прочим, уже заказал новый «Мистер Дастер» по интернету. Со дня на день доставят. А еще я убрал все наши черные вещи подальше.
— Ты просто невыносим! И с чего ты вообще взял, что у них будет белая шерсть? Если мне не изменяет память, твой волк каштановый, а мой рыжий. Боюсь, щенки-альбиносы поставили бы меня в неловкое положение.
— Дженсен, только не говори мне, что ты прогулял весь курс школьной биологии! Все щенки рождаются белыми. Ну, или бежевыми. Потом окрас темнеет, но даже так подшерсток всегда остается белым. И только спустя лет десять весь пух сменяется на уже привычную нам шерсть.
Дженсен фыркнул, видимо, решив не отвечать, после чего прижался крепче к альфе и, судя по тихому равномерному дыханию, уснул.
Джаред улыбнулся и, прижавшись носом к макушке омеги, втянул носом густой запах. Чем ближе Дженсен был к сроку, тем сильнее менялся его аромат, и теперь, спустя неделю после назначенного дня родов, его можно было учуять из соседней комнаты. Смесь молока, которое каждый день сочилось из темных сосков, уюта, влажного леса и почему-то старых книг. Джаред не знал, почему он идентифицировал запах именно таким сочетанием, но ничего не мог с собой поделать. Дженсен смеялся над ним, впервые услышав подобное описание, но позже признался, что тоже стал воспринимать запах своей пары иначе. На плановом обследовании доктор Харрис объяснила им, что подобные симптомы встречаются почти в каждой беременности — запах омеги меняется по мере развития плода, становясь более успокаивающим как для малыша, так и для волков вокруг. В свою очередь запах альфы адаптируется и как бы «отвечает» на зов своей пары.


Джаред прислушался к размеренному дыханию рядом с собой и попытался заставить себя заснуть — в конце концов, им обоим не мешало хоть немного выспаться. Дженсен непременно встанет с первыми лучами солнца, а Джаред просто не сможет спокойно досыпать, зная, что его пара находится вне зоны обозрения или досягаемости. Эта забавная штука начала происходить с ними с самого начала беременности и с каждым днем только усиливалась. Сначала, далеких девять месяцев назад, когда они еще не знали, что станут родителями, Джаред вдруг понял, что физически не может заставить себя отпустить Дженсена ни на шаг. В буквальном смысле этих слов. Стоило только омеге хотя бы заикнуться о необходимости сходить в магазин или пойти на раздельную лекцию, как Джаред тут же срывался, поначалу просто грубо обрывал Дженсена на полуслове и находил тонну, по его мнению, более важных дел, которые они конечно же могли сделать вместе. Спустя месяц ситуация только ухудшилась — Джаред уже не мог контролировать процесс обращения и позорно рвал на себе одежду и скалил пасть, преграждая собой выход из дома, доводя Дженсена до истерики и злобного хлопанья дверями. Сейчас, когда они ждали появления на свет своих трех малышей, Джареду было страшно даже представить, что за первые два месяца они не раз чуть было не расстались. Господи, что бы тогда случилось с Дженсеном? С их щенками?
Джаред прижался крепче к теплой спине Дженсена и вдохнул полным носом мягкий, успокаивающий запах. Они в безопасности — совсем скоро Дженсен почувствует, что пора найти убежище, обратиться на пару дней, или сделает еще что-нибудь, сигнализирующее им о том, что роды начались. Несмотря на самоубеждение, Джаред продолжал чувствовать нервное покалывание в кончиках пальцев — внутренний волк начинал проситься наружу. Тяжело вздохнув, альфа аккуратно выбрался из-под одеяла и, стараясь не наступать на скрипящие половицы, вышел из комнаты. Ему могла помочь только пробежка. Раньше они регулярно бегали по ночному лесу с Дженсеном, чтобы избавиться от неприятного давления человеческой оболочки и дать волкам возможность размять мышцы и выплеснуть свою бурную энергию в движение, а не в ссоры или потасовки.
Ночная прохлада приятно облизнула тело — господи, подумать только, через каких-то полгода он сможет научить своих детей обращаться и бежать сквозь лесную чащу, перепрыгивая на ходу поваленные деревья, словно препятствия на олимпийском кроссе. Едва не задохнувшись от восторга, Джаред поскорее стащил домашние штаны, и, мотнув головой, обернулся. Безумно хотелось завыть, но он сдержался, зная наверняка, что Дженсен проснется на зов, а это было явно не то, что ему сейчас требовалось.
Понюхав землю перед собой, Джаред оскалился. Опять чертов Коллинз таскался по их территории! Ему что здесь, медом намазано, что ли?
Отстраненно Джаред понимал, что бета, скорее всего, просто снова приходил подрабатывать в мастерской у отца Дженсена, но волк не понимал, как у чужака хватает смелости проникать на его территорию, где находится его беременная пара. Улегшись на землю, Джаред начал тщательно обтираться спиной о почву, стараясь втереть свой запах. Но не удовлетворившись этим, поднялся и для верности оббежал границу территории, чтобы заново пометить ключевые точки. «Мое, держись подальше», — с мрачным удовлетворением думал Джаред, в очередной раз задирая лапу, надеясь, что Дженсен не стоит у окна с фотоаппаратом. Закончив, он принюхался и, чихнув, скрылся в прилежащей чаще леса. Ну, теперь он посмотрит, сунется ли бета на его территорию теперь…
Маршрут пробежки, он мог бы проследить с закрытыми глазами — он, еще будучи щенком, старался исследовать как можно больше дальних участков леса, несмотря на предостережения матери и наказания отца. Примерно в пяти минутах бега от дома Эклзов он и встретил в первый раз неуклюжего рыжего волчонка, который испуганно скулил, призывая на помощь. Джаред тогда уже собирался возвращаться, потому что он и так уже нарушил несколько территориальных границ, но, услышав испуганный скулеж, просто не смог найти в себе силы развернуться. Как потом выяснилось, Дженсен погнался за кроликом и остановился, только когда понял, что животное бесследно скрылось среди деревьев, а дорога домой исчезла под зарослями папоротника. Подумать только, все было решено, еще когда Джаред и рычать-то толком не умел.
Пробежав до середины леса, Джаред остановился и прислушался. Тишина то и дело прерывалась криком птиц или уханьем сов. Забравшись на небольшой земляной уступ, он сделал глубокий вдох. Внутренний волк еще не успокоился, и теперь ему не оставалось ничего другого, кроме как пережидать. Альфа улегся и, положив голову на передние лапы, всмотрелся вдаль. Где-то на границе чужой территории завыл вожак, но Джаред проигнорировал зов, чтобы не взволновать Дженсена. Пусть он уже и отбежал достаточно далеко от их дома, но все же не стоило недооценивать силу связи между парой. Спустя несколько минут вой прекратился, и Джаред прикрыл глаза, наслаждаясь тем, как порывы теплого ветра то и дело словно причесывали его шерсть и щекотали нос. Наверное, в какой-то момент он успел уснуть, потому что в следующий, когда он открыл глаза, на горизонте уже начинал алеть солнечный диск. Встрепенувшись, Джаред резко вскочил и рванул к дому. Черт возьми, он проспал всю ночь в лесу, в то время как Дженсен мог в любую минуту начать рожать.


До дома он добежал в рекордные сроки. Едва перейдя помеченную ранее территорию, волк принюхался, но никаких признаков того, что Дженсен был в панике или покидал дом, не было. Немного успокоившись, Джаред не озаботился обратным обращением и, проклацав когтями по ступенькам, боднул лбом незапертую дверь.
— Ну уж нет! Никаких лап на чистом полу! Я только что отдраил весь дом по твоей милости! — раздалось строгое, и Джаред виновато опустил голову. Черт, не стоило ему все же уходить так рано — нужно было дождаться и удостовериться, что омега точно заснул. Обернувшись, Джаред вышел на крыльцо и, подхватив брошенные там ранее штаны, быстро их натянул.
— Не спишь? — констатировал Джаред очевидное, и тут же прикусил губу.
— Балл за наблюдательность, — Дженсен шлепнул тряпку на пол и молча ушел в гостиную. Шумно вздохнув, альфа выскользнул за дверь и последовал за своей парой.
— Дженсен, ну извини… Я уснуть не мог, но не хотел тебя будить…
Дженсен нашелся на диване — обиженно сложив руки на груди, омега сосредоточенно смотрел в выключенный телевизор.
— Дженсен…
— Мы раньше всегда бегали по лесу вместе, — расстроенно произнес Дженсен. Он огладил рукой свой живот и посмотрел на альфу. — А сейчас от меня толку как от домработницы моего деда.
— Вот, честно, большего бреда я в своей жизни не слышал, — Джаред присел рядом на диван и накрыл руку Дженсена своей, переплетая их пальцы на животе омеги. — Ты явно выполняешь гораздо больше дел, чем Кармелита Энтуанесса Кортез.
— Боже, ты запомнил ее имя?
— Феноменальная альфа-память! — самодовольно улыбнулся Джаред, радуясь, что им удалось сменить тему.
— День рождения моей сестры? — Эклз хитро прищурился.
— Ладно, сдаюсь! Феноменальная альфа-память на всяческую фигню.
— Джаред, это ненормально…
— Я знаю, блин, ну, я обещаю — я выучу! Всю биографию! Даже прапрабабушки Розы!
— Да я не об этом. Об обращении. Я уже должен был неделю как родить, уж и не говорю о тяге к поиску убежища и прочих инстинктах. А что если это какой-то врожденный дефект? Или если малыши от этого страдают? Может, стоит снова сходить к врачу?
— Если тебе кажется, что что-то не так, то обязательно. Я позвоню доктору Харрис, как только начнется приемное время. Что-то подсказывает мне, что она не будет рада звонку посреди ночи. А сейчас… как насчет того, чтобы чуть-чуть поспать? Дженсен, ты совсем не отдыхаешь. И даже не думай сейчас возражать. Я альфа, а значит я позабочусь о твоем здоровье.
Дженсен в ответ только фыркнул и демонстративно закатил глаза, явно показывая свое отношение к подобной заботе. Но тем не менее позволитл потянуть себя за руку и во второй раз за ночь последовал за альфой в спальню.
— Все будет отлично, просто поверь мне, — было последним, что он услышал, перед тем как провалиться в крепкий сон.


— Джаред! — раздался сквозь пелену сна наполненный паникой голос. Джаред резко распахнул глаза и повернулся, чтобы проверить, все ли в порядке с его парой. Но вместо того чтобы застать того во время очередного ночного кошмара, он встретился взглядом с переполненными ужасом зелеными глазами.
— Дженсен? Что… что случилось? Ты в порядке?
— Джаред, началось. Я… я не обратился, и мне кажется, оно началось прямо сейчас! — затараторил омега, а затем застонал, до побелевших костяшек сжав в кулаке одеяло.
— Что началось? Дженсен?
— Землетрясение в Зимбабве! Роды, Джаред! Я же говорил, что у меня все будет не как у оборотней! Я был прав, я, черт возьми, был прав! Как? Как я рожу, не обратившись? О, Господи, да у меня ведь даже перегородки нет в этом обличии! Сделай что-нибудь, ну что ты застыл как зомби!
О, Господи.
Альфа резко сорвался с кровати и начал выворачивать карманы своих джинсов в поисках мобильного телефона. Под периодическое мычание и стоны Дженсена он наконец нашел желаемое и набрал уже давно забитый в быстрый набор номер доктора Харрис.
— Ну же, возьмите трубку, давайте, — взмолился он, слушая длинные гудки. Только бы она не сбросила вызов, решив, что эта ситуация — как и все предыдущие — не требует срочного вмешательства!
— Джаред, еще минут десять, и я сам их из себя достану, без разницы как! — взвыл Дженсен, откинув в сторону подушку, которая с глухим шлепком упала на пол. — За неделю… ох… до родов омега чувствует… да чтоб его! Зов… инстинктов, — он начал цитировать наизусть известный им обоим текст пособия по беременности, которым их снабдили в центре семьи и стаи в день первого визита. Словно мантру омега повторял то, что должно было, но по каким-то причинам не случилось и теперь грозило вылиться в ужасающую катастрофу.
— Джаред? Что-то случилось? — в трубке раздался сонный, но встревоженный голос молодой альфы.
— Да! Дженсен… он… говорит, что все началось!
— Отлично, обязательно притащи к нему в убежище воды и теплых чистых вещей. Стоп… говорит? Джаред? Почему Дженсен говорит? Он что, не обратился?
— Нет! — раздался с кровати разъяренный вопль. — Нет, я не обратился! Мы все умрем, я — от боли, а мои дети — от недостатка кислорода, а Джаред — от того, что я убью его, чтобы не засовывал свой монстрочлен…
— Дженсен! — Джаред зарычал предостерегающе, ставя омегу на место.
— Ненавижу тебя… — простонал Эклз в ответ, сворачиваясь в клубок. — Сделай уже что-нибудь, мне все это не нравится!
— Доктор Харрис… Я… короче говоря, вы все слышали… Я могу попробовать довезти Дженсена до больницы, но не знаю, не сделаю ли этим хуже, от нас же минут сорок езды до клиники. У нас стоит собранная сумка, но там все приготовлено для родов с обращением. Черт, а роды без обращения ведь бывают? Потому что если нет, то нам срочно придется их изобрести, иначе…
— Джаред! Без паники, Джаред! — голос доктора Харрис приобрел стальные нотки, которым мог бы позавидовать даже сам вожак стаи. — Да, роды без обращения бывают. Нет, ты не успеешь довезти Дженсена до больницы — в подобных случаях счет идет на минуты. Слушай меня внимательно. Мне нужно, чтобы ты приготовил чистые полотенца, перчатки, бутылки с теплой водой, ванночку с горячей водой. Будь готов обратиться сам в любой момент. Я сейчас же выезжаю к вам, но, может быть, тебе придется встретить ваших малышей самому. Не волнуйся, я буду держать тебя на громкой связи всю дорогу, чтобы контролировать процесс.
— Но как… — Джаред не знал, с какого из вопросов ему начать — с того, как Дженсен в человеческом образе родит щенков, или что значит «счет идет на минуты».
— Все вопросы потом. Достань все, что я перечислила, — в трубке раздался шорох одежды — видимо, они и правда застали альфу в кровати. Что ж, чему удивляться, их дети не могли не унаследовать фамильную «везучесть».
— А пока ты собираешь все необходимое, дай трубку Дженсену, — потребовала альфа, и Джаред послушно всунул мобильный в непослушную руку омеги.
— Доктор Харрис хочет поговорить с тобой. Я сейчас вернусь, кажется… нам придется принимать роды самим…

Ох, черт, лучше бы он этого не говорил.

Лицо Дженсена вытянулось и, кажется, побледнело еще сильнее.
— Что значит «самим»? Что значит «кажется»? Джаред? — омега захлебнулся воздухом на очередной волне боли.
— Поговори с доктором Харрис!
— Джаред!
— Дженсен, оставь Джареда в покое, он должен собрать по дому кое-какие вещи! Давай сосредоточься на том, что я тебе говорю — это важно, — доктор Харрис хлопнула дверцей машины, а затем следом раздался рокот заведенного двигателя.
— Итак. Роды без обращения случаются. Нечасто, но это и не полнейшее чудо. В случае когда омега не обращается до самых родов, родовая перегородка все равно начинает формироваться, просто в человеческом обличии ты чувствуешь это сильнее.
— Ч-что? — Дженсен испуганно скользнул рукой себе между ног. – О, Господи, мы прокляты. Точно, мы прокляты, и поэтому даже роды пройдут через…
— Дженсен! Отставить истерику! Перегородка появляется и раскрывается до пяти-шести сантиметров, приобретая эластичность, сходную с той, что присутствует у всех омег. Тебе придется столкнуться с двумя проблемами. Первая — это сильная боль…
— О, ну правда, что ли? — прокряхтел Дженсен в ответ.
— А вторая — это полное отсутствие инстинкта. Именно поэтому я к вам и еду. Я привезу обезболивающие и проконтролирую процесс.
— Все что угодно, лишь бы у вас была самая сильная наркота, которая только найдется в нашей стае!
— Отлично. Тогда отложи трубку и скажи Джареду, чтобы подобрал ее, когда вернется.
— Прекрасно, а что делать мне?
— Терпеть, Дженсен.


Джаред вернулся буквально через несколько минут после того, как Дженсен метнул мобильный телефон подальше и со стоном откинул голову на подушку. С помощью инструктажа доктора Харрис альфа соорудил вокруг них импровизированное убежище из одеял и подушек, которые в большом количестве приготовила миссис Эклз, и теперь старался удержать на себе внимание Дженсена, чтобы тот не прекращал ритмичные вдохи и выдохи.
Наконец на лестнице раздались шаги, а затем в комнату ворвалась рыжеволосая альфа, ни капли не похожая на того собранного и сдержанного профессионала, с которым они виделись почти каждую неделю. Глаза Дженсена тут же жадно заблестели — он уже не мог справляться с болью своими силами и покорно уткнулся носом в шею Джареда, пока Данниль — теперь им было приказано звать ее только так — вводила анестезию.
— Вот так, держись, сейчас будет лучше, — женщина успокаивающе погладила омегу по волосам, отчего Джаред едва смог вовремя проглотить рвущийся из горла рык. — Ну хоть у кого-то тут инстинкты на максимуме, — хмыкнула она, видимо все же что-то заметив.
— Я под анестезией, а не под наркозом, — устало напомнил Дженсен.
— Не сердись, Дженсен, ты здесь ни при чем — это все из-за ежегодных изменений, которые происходят с оборотнями. Что-то исчезает, что-то появляется. А сейчас мне нужно осмотреть тебя.
— Не понял…
— Дженсен, не притворяйся, мы взрослые люди. Более того, не хочется тебя расстраивать, но нет там ничего такого, чего я бы не видела во время прошлого осмотра.
— Есть. Мутантичная перегородка, — продолжая защищаться, Дженсен покорно позволил доктору Харрис, вернее Данниль, расположиться между его ног.
— Джаред, пододвинь мне чистые полотенца и зажимы, а также подай мою сумку с инструментами.
Джаред сглотнул и передвинул поближе необходимое.
— Обращайся. Сейчас пойдет первый, и тепла тела Дженсена будет недостаточно, чтобы их согреть. Умывать будешь сам, или хочешь, чтобы я отмыла их, перед тем как отдам тебе? Обычно это делает омега, но в случае Дженсена с обращением придется подождать еще как минимум полчаса.
— Сам, — решительно произнес Джаред и, коснувшись напоследок губами лба Дженсена, отошел в сторону, чтобы обратиться.
— Дженсен, я хочу, чтобы ты делал все то же самое, что вы проходили на курсах подготовки, просто сейчас — осознанно. Несколько легких толчков, и расслабляешься. Больно не будет абсолютно, обещаю, главное — не зажимайся.
Джаред подошел к ним и улегся рядом с Дженсеном, положив голову ему на грудь. Омега прикусил губу и вплел пальцы в густую волчью шерсть.
— Итак, первый пошел.



Если Джареда когда-нибудь спросят, что ему запомнилось на всю жизнь, он не задумываясь расскажет о дне рождения своих троих малышей. О том, как доктор Харрис спустя три минуты, наполненные кряхтением и ругательствами Дженсена, поднесла к его морде маленький издающий смешные звуки теплый комочек. О том, как на него нахлынуло осознанием — они с Дженсеном теперь не подростки. Они уже даже не просто пара. Они — родители. И теперь ничто на свете уже не станет важнее, чем вот эти маленькие, тычущиеся во все стороны носом малыши. Он обязательно расскажет о рождении каждого из тройняшек, потому что каждый из них смог объявить миру о своем присутствии по-своему.
Джена, которая и была тем самым «первым», который, по словам Данниль, «пошел», скулила и извивалась, желая как можно скорее покинуть облаченные в стерильные перчатки руки и окунуться в теплый мех и родной запах отца.
Джонатан, их средний сын, доставил Дженсену больше всего хлопот тем, что никак не желал покидать, видимо, так полюбившееся ему укрытие в животе у омеги. Они даже потом шутили, что Дженсен перегулял срок только потому, что Джонатан подговорил своих брата и сестру остаться подольше.
А их младший, Остин, запомнится Джареду минутой, наполненной паническим ужасом оттого, что щенок не дышал. Ровно минуту Остин, который должен был зваться Джереми, неподвижно лежал, несмотря на то, как бы настойчиво Джаред ни вылизывал его маленькую мордочку. И только спустя долгих шестьдесят секунд он тихо заскулил, заставив Данниль и уже почти выбившегося из сил Дженсена засмеяться. Тогда-то они и поняли, что малышу требуется какое-нибудь особенное имя, и остановились на названии города, в котором они оба выросли, познакомились и обрели друг друга.
Наверное, Джаред мог бы еще назвать самым запоминающимся моментом то, как Дженсен смог обратиться спустя полчаса после родов и словно заново встретить их детей. Если верить Данниль, его должно было просто сбить волной инстинктов, не проявившихся во время родов.
Если же слушать, Дженсена, то… То он, на самом деле, вообще ничего не скажет, потому что не помнит. Только Джаред может описать, как омега, словно за ними кто-то гнался, поочередно утащил малышей под кровать и рычал, не впуская туда никого на протяжении двух часов. Джареду было обидно — его самого тянуло снова обнюхать каждого, познакомиться по второму кругу, но он понимал — Дженсен более чем заслужил свое время с их детьми.


Как оказалось, фраза доктора Харрис о том, что природа что-то забирает, но что-то дает, оказалась более чем правдива. У Дженсена активно работал процесс лактации. Обычно омега мог прокормить малышей своими силами не больше дня, после чего щенков приходилось переводить на искусственное питание. В случае же Дженсена этот период растянулся на две недели, за которые малыши заметно окрепли и прибавили в росте и весе. И вот теперь Джена лежала на руках Джареда, довольно посапывая, в то время как ее пустая бутылочка стояла на полу. Дженсен дремал рядом, изредка приоткрывая глаза, чтобы убедиться, что все под контролем, после чего он снова расслаблялся.
Джаред покачал головой, улыбаясь, вспоминая, как когда-то поцеловал Дженсена в первый раз, даже не надеясь на то, что их что-то ждет впереди. И вот сейчас они — как в самом типичном романтическом фильме — рядом, с детьми, счастливы.
Джена зевнула, вытягивая лапки во сне, чем безумно напомнила Дженсена — лишнее доказательство, что они точно не ошиблись в выборе имени.
— Ты еще доставишь нам кучу хлопот, не правда ли, маленькая? — спросил он тихо, поглаживая дочку по короткой теплой шерстке.
Дженсен рядом повернул голову и, потянувшись, скользнул языком сначала по малышке, а потом по пальцам Джареда, словно говоря: «Ничего, прорвемся», и Джаред тихо, чтобы не будить своих сыновей, ответил:
— Еще как прорвемся, это ты еще погоди, им всем троим по пятнадцать будет…

Fin


Вопрос: Лайк
1. Да  5  (100%)
Всего: 5

@темы: Мои манипы, Мои коллажи, Мои гифки, Моё оформление к фанфикшену, Моё, Дженсен Эклз, Джаред Падалеки, J2-AU Фест 2015

URL
Комментарии
2015-09-01 в 00:13 

mahune
И семью надо содержать, и людей на куски резать (с)
Steasi, Cпасибо большое моему автору Ксюше ага, Ксюша молодец) твой визуальный ряд был просто на высоте:five:
Отдельное спасибо бетам Оле и Жене Это Оле спасибо) В этот раз я была просто мимокрокодилом и подпинывателем:lol:

2015-09-01 в 00:14 

vinnipushe4ka
Милая работа):sunny:

2015-09-01 в 00:28 

Steasi
mahune,
твой визуальный ряд был просто на высоте:five:
Спасибо большое))) :squeeze::squeeze::squeeze:
Вживалась в эту роль)))

Ксюша молодец)
Конечно молодец)) Классная история. Как я смеялась над строками про Колинза и про землетрясение)))
А учитывая, что фики, которые я иллюстрирую, я читаю по несколько раз, то зачитала эту историю))))

подпинывателем:lol:
Это очень важная роль, поверь мне))))) :lol:

vinnipushe4ka,
Спасибо большое :squeeze::squeeze:

URL
2017-01-04 в 21:07 

LenaElansed
Жить - удовольствие.
милая и добрая исория )) спасибо )) коллажи со следами чудо )

2017-01-05 в 00:02 

Steasi
LenaElansed,
Спасибо большое :love: Замечательная история))) Рада, что понравилось))

URL
   

Вдохновение

главная